Защита от незнания

21 декабря 2016 г. 12:13
Защита от незнания

Текст: Екатерина Захарова (председатель правления Всероссийского общества орфанных заболеваний, профессор)

Проблема безопасности лекарственных препаратов крайне важна как для практических врачей и пациентов, так и для экспертов в области управления здравоохранением. Чтобы максимально обезопасить пациента, важно контролировать как производство препарата, так и иметь проверенные данные обо всех нежелательных явлениях и его эффективности для лечения определенного заболевания. Пациентам крайне важны, с одной стороны, доступность на отечественном рынке новых инновационных препаратов, с другой стороны - их безопасность и эффективность. Особенно, когда речь идет о воспроизведенных препаратах (дженериках) и биоаналогах.

Государство должно обеспечить соблюдение всех правил производства и обращения лекарственного препарата. Ведь решение чиновника порой может повлиять на судьбу тысяч людей. Всем памятна история про Фрэнсис Келси, которая работала в Управлении по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств (FDA) и рассматривала заявку на разрешение продажи в США препарата талидомид в качестве успокоительного средства, в том числе и для беременных женщин. Несмотря на то, что он уже был одобрен в Канаде и большинстве стран Европы, Келси была обеспокоена данными о возможных побочных эффектах препарата. Она не дала разрешения на выход препарата на рынок США, требуя от компании дополнительных клинических исследований. Через год в медицинской литературе появились сообщения, что у женщин, принимавших талидомид во время беременности, родились дети с тяжелыми врожденными дефектами. За блокирование распространения талидомида в США президент Джон Кеннеди наградил Келси премией за выдающуюся гражданскую службу. Эта история подчеркивает важность осуществления контроля в этой области и первоочередную задачу - создание системы, осуществляющей все этапы контроля качества лекарственных препаратов.

При подготовке лекарств к регистрации необходим институт научного консультирования, чтобы свести до минимума число возможных ошибок и повысить уровень безопасности. Консультирование охватывает широкий круг вопросов - от организации доклинического и клинического исследования, контроля качества до подачи уже готового досье на регистрацию. Научное консультирование позволяет не только ускорить процесс подготовки досье, но и, что особенно важно, усилить контроль. Кроме того, получение консультаций до или в момент разработки препарата важно для производителей препаратов, чтобы правильно планировать клинические протоколы, дизайн исследования, соблюсти все правила по доказательству характеристик препарата по сравнению с уже существующими методами лечения.

В Евросоюзе и США для научной консультации перед регистрацией и перед началом клинических исследований нового препарата компания-заявитель обращается непосредственно в регулирующий орган, который осуществляет экспертизу регистрационного досье. Совет, данный в ответ на запрос, компания, как правило, вкладывает в регистрационное досье при его подаче. Таким образом, у экспертов, проводящих экспертизу препарата в ходе его государственной регистрации, возникает значительно меньше вопросов, уменьшается количество запросов к компании-заявителю. Но это совсем не означает, что успешная регистрация препарата гарантируется.

В нашей стране действует Федеральный закон "Об обращении лекарственных средств" (61-ФЗ), который предусматривает возможность научного консультирования по вопросам, связанным с проведением доклинических и клинических исследований, экспертизы качества, эффективности и безопасности, с осуществлением госрегистрации лекарств.

Консультирование осуществляют специалисты федеральных государственных бюджетных учреждений, подведомственных Минмстерству здравоохранения Российской Федерации, но не участвующих в проведении экспертизы качества лекарственных средств. Эта система отличается от западной модели, в которой научную консультацию компании получают именно от регистрирующего органа.

Научное консультирование при подготовке к регистрации орфанных препаратов - отдельная тема. В этом случае возникает довольно много уникальных вопросов, поскольку эти лекарства предназначены для лечения редких и даже ультраредких болезней. Поэтому в ряде случаев собрать достаточное количество клинических данных для доказательств эффективности препарата бывает сложнее.

Более того, часто в клинических исследованиях принимают участие разные по возрасту и по стадиям клинического процесса пациенты. Большинство орфанных болезней относятся к прогрессирующим, многие - к мультисистемным заболеваниям. И даже разные мутации, если это касается редких наследственных болезней, могут определять особенности ответа на лечение.

Наша система отличается от западной модели, в которой научную консультацию дает регистрирующий орган

Закон предусматривает ускоренную процедуру регистрации орфанных препаратов. Но для этого должны быть подготовлены дополнительные нормативно-правовые акты, регулирующие эту сферу. Закон также отменил требование проводить локальные клинические исследования для орфанных препаратов в случае предоставления отчета о проведении клинического исследования за пределами Российской Федерации.

С одной стороны это хорошо, так как пациенты могут быстро получить доступ к новому препарату. С другой стороны, и в этих ситуациях нужна определенная настороженность. Если после проведений клинических исследований препарат не одобрен FDA , возможно, прежде, чем пускать его на российский рынок, стоит требовать проведения дополнительных исследований, в том числе и в России.

Кроме того, нельзя забывать о том, что в России определение орфанного заболевания отличается от принятого в ЕС и США: у нас в качестве критерия принята частота 1:10000, в ЕС -1:2500, в США 1:2000. Поэтому иногда препарат, имеющий статус орфанного в других странах, в нашей стране таковым являться не будет.

В области научного консультирования, как ни странно, экспертов остро не хватает. И это еще одна проблема, которую должно понимать и решать государство.

Огромные проблемы существуют и с ввозом и закупкой незарегистрированных в нашей стране препаратов. Но в ряде случаев они необходимы для спасения жизни человека. Если бы была отлажена система, при которой компания-производитель, уверенная в качестве, безопасности и эффективности своего продукта, могла получить быструю и полную экспертную консультацию с учетом особенностей российского законодательства, это ускоряло бы подготовку документов на регистрацию и соответственно вывод препарата на рынок.

А если мы хотим, чтобы появлялись отечественные препараты, в том числе и для редких заболеваний, производители должны понимать, как организовать процесс доклинических и клинических исследований для последующей подготовки регистрационного досье, чтобы достойно выйти на рынок с качественным и безопасным препаратом.

Нельзя забывать, что болезнь прогрессирует и то, что можно было исправить или затормозить на ранних стадиях патологического процесса, через какое-то время исправить уже невозможно.

Хотелось бы надеяться, что и регуляторные органы и представители фармацевтического бизнеса готовы идти на конструктивный и открытый диалог, чтобы препараты, доступные для пациентов с орфанными заболеваниями в других странах, как можно быстрее появились на российском рынке.

Источник: Российская газета - Спецвыпуск №7157 (289).